Гарантия качества

Мы изготовили более 250 станций Геотест-5

Более 150 станций контроля процесса бурения Леуза - 2

Более 250 хроматографов "Рубин"

Более 15 станций СКЦ

Наши станции работают по всей России, ближнему и дальнему зарубежью

Проводим предварительную консультацию

ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО

Мы заботимся о наших заказчиках и гарантируем лучшее качество.

НИЗКАЯ ЦЕНА

Мы всегда готовы предложить своим заказчикам одни из лучших цен.

МИНИМАЛЬНЫЕ СРОКИ

Постоянно работаем над увеличением скорости выполнения заказов.

СКИДКИ ПОСТОЯННЫМ ЗАКАЗЧИКАМ

Приготовим для Вас индивидуальное предложение!

Записки геолога...

Ночь. На улице ни фонаря, ни аптеки. Только мерное гудение ИКДХГ1ГЛБУ-ов. Все верно. Идет бурение. Значит нужно идти и мне? Но куда? До деревни не дойти - ноги не то свинцовые, не то ватные... боюсь, и то, и другое сразу; голова - как в прошлый раз... Да и толку? Третьи сутки - пурга. В целом, в сельпо остались только махра да «Шипр» - не солидно!

А впрочем, точно. Вспомнил! Последняя бесплодная проба шлама уже расфасована, а новой нет... Так вот что мучило меня и не давало спать.

Теперь вперед! Нащупываю лучистое горлышко изумрудного сосуда. Он пуст, но это даже хорошо; ведь только в такой и можно вместить за раз пол-литра теплого парного из желоба раствора. И пусть потом он пачкает меня и всю одежду, что на мне висит, но ведь какая польза для всей науки в целом... аж голова кругом!

Натягиваю чьи-то сапоги. Но дверь уже открыта. Ночные гости? Вряд ли! Визитных карточек не видно… Догадываюсь - ветер! Он жалобно все время так скулил, что, не побоявшись бога, я его впустил. Поэтично, не так ли? Так вот, теперь я в обнимку с этим ветром иду за шламом. Он ластится, нескромно лезет в рукава и, как я понял, просит задержаться. Но тщетно. Без шлама я ведь не вернусь. И если, слава богу, я вернулся, значит не один. Со мною добрых полкило чистейшего, как совесть, аргиллита. У буровой громады этой массы осталось, правда, больше, но ночь так коротка... одно ведро, одна лопата, и комната у сектора всего одна...

Любовно перебираю каждую шламинку. Пробую на вкус и цвет. Приглашаю на консилиум коллегу-сподвижника. Тот из чувства солидарности тоже нюхает, кусает, хмурится и даже чавкает. Наконец, пресытившись, заявляет: "ХГ-1Г не врет, - нефти нет». Я не говорю: «Да, нет», - но я говорю: «It’s impossible!». Я просто верю. Верю, что если не в эту ночь, так в другую, пускай не я, а он. Но нефть будет, и мы ее найдем…

А за окном, меж тем, первые робкие солнечные лучи пробивались с трудовым приветом от трудящихся Японии сквозь ядовитый фиолетовый туман китайского шовинизма.

(февраль 1980 г.)